Я печатаю с помощью «Раскладки Бирмана». С ней удобно вводить правильную типографику (кавычки-ёлочки, длинное тире и т. п.).

Проблема в том, что после её установки становится четыре раскладки: русская Бирмана, английская Бирмана, системная русская и системная английская «ABC». Системную русскую можно без проблем удалить, а вот системную английскую удалить вроде невозможно:

Оказывается — возможно. Надо поставить японскую раскладку.

Удалить системную английскую «ABC».

Удалить японскую раскладку.

Профит!

21 февраля, 13:57

Минский метромарафон

16 февраля 2018 года я проехал все 29 станций минского метро за четыре часа и двадцать минут.

Подготовка

Минский метромарафон был спонтанным. Я позвонил своему мистеру Хайду, который страдал фигнёй ДиЗаЙгНоМ на факультете ВШЭ. Предложил съездить в Минск, упомянув что там есть метро. Дальше написал запрос в пресс-службу метрополитена, на который даже ответили (напоминаю, что ответа от пресс-службы пражского метро я жду до сих пор):

Купили билеты: я на поезд, а В. — на самолёт. Читать решили перевод стихотворения Якуба Коласа «Я мужик-беларус». Выяснили, что в метро нет вайфая и решили не организовывать мобильный интернет для онлайн-трансляции.

Я приехал в Минск утром, намного раньше В. Взял с собой камеру и ZOOM. В. должен был взять свой ZOOM и петлички, которые он купил специально ради метромарафона, но В. забыл всё в Москве:

Выяснилось это, когда мы оба уже были в Минске. Судорожный перебор вариантов: от отправить петличку на поезде с проводником до сгонять самим в Москву. В. выбирает самый странный: арендовать петличку в Минске. Едет чёрти куда, подписывает договор, по которому должен двойную стоимость аренды, если не вернёт в нужное время. Спойлер — вернул в нужное время.

Незаметно стемнело. Договорились начать метромарафон в 11:00.

Метромарафон

Я опять проспал — не услышал будильника, и В. растолкал меня около 9:40. Пришлось пулей собираться и бежать на станцию «Пл. Якуба Коласа» (ага, того самого).

Первое впечатление — в метро очень много рекламы. На станциях на потолке закреплены телевизионные панели, на которых без конца крутят ролики. Стены тоннелей на станциях и вагоны залеплены рекламой. Жесть.

Фото В.

Много социальной рекламы:

Первые пару станций мы проехали спокойно: раскладывали штатив, снимали, всё было ОК. Остановили на конечной — «Уручча». Подошла тётенька-начальник станции, мы показали письмо (читай: скан письма с экрана айпада) и затаили дыхание — штатив прятать было некуда, а он (судя по письму) относился к профессиональному оборудованию. В течение нескольких минут, пока тётенька читала письмо я остро ощущал себя советским диверсантом, который попался в центре Берлина отряду RSD с бомбой и письменным приказом убить Гитлера.

Тётенька прочитала письмо, поглядела на нас, В., который держал штатив, в этот момент некстати решил открыть рот: «Штатив мы можем убрать, если хотите». Тётенька решила позвонить тов. Михайловскому (который подписал письмо). Дозвонилась с пятого раза. Тов. Михайловский видимо вспомнил меня, потому что разрешил снимать со штатива и тётенька отпустила нас с миром.

Фух.

В следующий раз нас остановили на Институте культуры: « А что это вы тут снимаете?». Осознав, что терять нечего, я первым спросил у сотрудника: «Показать разрешение?». Попытка была гиблая — как лететь на воздушном шарике на Луну, но сработала. Сотрудник ответил: «Не, не надо, что вы» и ушёл по своим сотрудничьим делам.

Фух.

Ещё раз нас остановили на Кастрычной — сотруднику было лет 50. Мне почему-то показалось, что в молодости он занимался балетом, потом в местном КГБ сидел, ну, короче, вдохновенный такой мужик. За долгую жизнь он достиг крайней степени просветления и освобождения от мирской суеты, поэтому ограничился фразой: «Вы покажите разрешение, мне ж отзвониться надо». Я показал. Он отзвонился.

Фух.

На Михалова встретили другую съемочную группу. Помахали друг другу камерами. Разговорились с одной из телевизионщиц. Она посоветовала подойти к начальнику службы безопасности станции самим, чтобы не нарваться на проблемы. Мы подошли, он прочитал письмо со словами: «Опять снимать будете? А, вы другие, снимайте тогда». Сняли.

Фух.

На последней станции удалось попасть в музей минского метро бесплатно. Смотреть там нечего, кроме фотографий Лукашенко. Собрал самые интересные экспонаты:

Табличка

Модель рельса

Модель кабины

Это первый метромарафон во время которого, мы не ели и не пили — забыли всё дома. Хорошо, что он занял всего четыре часа.

Петличи, которые арендовал В. оказались ужасными. Звук писали не очень и с перегрузом. Для ролика придётся что-то переозвучивать.

Минчанам пофигу на нас.

Одна пересадка на большой город — адское зло.

Вечером интервалы между поездами по десять минут. Тоже зло.

Общие ощущения — мало, не хватило ещё станций сорок до нирваны.

Почитать по теме

Сокурсники! Нет времени объяснять, хотите или нет, скоро вам придётся согласовывать интервью. Чтобы помочь — собрал пару советов и хаков.

По умолчанию согласование — вредно. Интервью при согласовании сильно проигрывает в ценности для читателя: факты переписываются, громкие фразы вымарываются, суть ответов меняется. Один раз из десяти согласование полезно, потому что источник может исправить ошибки в названиях / должностях / аббревиатурах или добавить что-то важное, что забыл сказать. Согласовывать стоит ради этих исправлений, но принимать их или нет — решать вам.

С юридической точки зрения журналист сам ничего согласовывать не обязан, но показать аудиорасшифровку источнику, если тот попросит, должен. Должен из-за 1259 статьи Гражданского кодекса РФ, где написано в переводе с юридического на русский, что интервью — это объект авторского права, то есть интеллектуальная собственность источника.

С человеческой точки зрения я считаю хорошим тоном спросить у источника после интервью, желает ли он увидеть материал до публикации. При этом делаю оговорку, что править можно будет только фактические ошибки (сказанные, получается, самим источником), но не стилистику. Всё фиксирую на диктофон.

Оговорка «Off the record» не означает, что сказанное нельзя публиковать, а означает, что информация не будет опубликована без согласования с источником. Да, в процессе согласования он может её зарубить, а может оставить. Попытка не пытка.

Согласовывается только интервью, без лида и заголовка.
Хардкор версия: согласовывается только аудиорасшифровка.

Источник не имеет права снимать вопросы. Никогда. Вопросы — объект авторского права журналиста. Если ответ на вопрос был «Off the record» и источник предупредил об этом во время интервью, то он может снять ответ, но сам вопрос не снимается, а остаётся в тексте немым укором.

Источник не имеет права править стиль интервью.

Главное правило согласования: если источник сказал журналисту что-то на диктофон, править сказанное он уже не может. Существует единственное исключение — если во время интервью источник сделал оговорку «Off the record». Тогда может править и даже снять.

Если результат согласования интервью неудовлетворителен (вписаны пиар-факты, убраны громкие слова, переписан смысл и источник не желает ничего менять) — публикуйте дословную расшифровку имеющейся записи. Вряд ли вам попадётся человек, который, слушая на судебном заседании собственный голос, будет утверждать, что интервью было не с ним. Если попадётся — скажите.

Бонус. Семь Шагов Идеального Интервью

Эта древняя последовательность использовалась ещё Хуссейном Бассиром в известном эксперименте Сирила Нормана Хиншелвуда. Её эффективность опробована ВВС США на моряках-истребителях Морфо Пелеид и показала стопроцентный результат. Она активирует стрептококовые нейромедиаторы крестоцветов миндалевидного клапана мозга журналиста и уберегает его от факапов, гнева редактора и судов.

  1. Включить диктофон.
  2. Предупредить о записи.
  3. Задать вопросы.
  4. Поблагодарить за интервью.
  5. Договориться о способе согласования и сроках.
  6. Попрощаться.
  7. Выключить диктофон.

Съездил в Петербург на двухдневный курс генерального директора «Медузы» Галины Тимченко «Новые медиа: куда идём?». Галина рассказывала, как определять аудиторию, как работать редакции и как выбрать формат. Полный конспект публиковать не могу, но впечатления и краткий пересказ ниже. Курс проходил в «Ткачах» в «Медиа Школе ОМ»

Впечатления

Приехал на «Мегаполисе» в девять утра в Питер, позавтракал в «Du Nord».

Дошёл до «Ткачей» за полчаса до начала. Курс проходит с 11:00 до 15:30. Чтобы пройти в аудиторию нужны карточка, выдают при входе.

В аудитории есть розетки, на заднем ряду стоит стол, где можно сесть с ноутбуком. Микрофона у спикера нет.

В «Ткачах» негде поесть, кроме дорогого и медленного ресторана на пятом этаже, зато есть куча магазинчиков с bric-à-brac на первом. В одном из них я купил носки.

Тимченко офигенно объясняет.

Очень понравилась практическая часть с игрой. Надо было придумать реакцию СМИ на разные события. Моей команде досталось «Медведев объявил, что пойдёт на выборы в 2018». Мы придумали классную игру в стиле Пакмэна «Помоги Медведеву попасть в Кремль» с Навальным, Жириновским и Собчак.

В любой момент можно было задать вопрос.

Я был самым молодым на личном курсе. Всего было человек 20—25 лично и икс участников онлайн.

Во второй день техника засбоила и экран стал зелёным:

Галина была недовольна. Не знаю, как звучало то, что слышал Моисей «из облака, бури и мрака», не исключаю, что очень похоже. Организаторы сделали пятнадцатиминутный перерыв и всё исправили.

Краткий пересказ в десяти пунктах

Смерть СМИ не означает смерть журналистики.

Медиа не сервис. Медиа напоминают власти о долге, а обществу о лекалах.

Не аудитория сайта, а аудитория бренда.

Видео is a king.

Ядерный продукт принесёт вам деньги и аудиторию и он не очень дорогой.

Давайте сделаем не так

Когда ты первопроходец, то через все через три месяца про тебя забывают.

Успех = хорошая история + качество + сроки + запрос + формат + дистрибуция + немного удачи.

Тема диктует формат

Новость — то, чем завтра подотрут задницу.

Сертификат

5 ноября 2017, 21:25

Курс «Ваш выход!»

Сходил на двухдневный курс «Ваш выход» по публичным выступлениям. Ведёт его Екатерина Михайлова, профессор МГППУ и Вышки.

Впечатления

Курс проходит на Покровке, 31, стр. 2 в «Мастерской Леонида Кроля». Первый день начался с места в карьер: надо было выступить на тему хорошей и плохой аудитории. Каждый выходил к доске и говорил о себе и об аудитории. Я построил выступление в виде двух историй-примеров.

Занятия длятся с 10:00 до 18:00 с пятнадцатиминутными перерывами на чай-воду-кофе каждые два-три часа. В 14:00 — часовой перерыв на обед. Еду надо покупать самим или брать с собой (в мастерской есть холодильник). Я за час успевал дойти до «Маэстреллы», съесть целую пиццу и вернуться обратно минут за десять до начала.

Бо́льшую часть курса мы сидели в круге и слушали Екатерину Михайлову.

Самый насыщенный практикой день — первый. Выступали целых три раза. Во второй день выступали только один раз, зато на свободную тему. Кроме того, во второй день был фидбэк от Екатерины по вчерашним выступлениями. Мне надо меньше сутулиться и говорить голосом-из-живота.

Аудитория выглядит вот так, в курсе участвуют десять человек:

Конспект

Выпустить духов.

Крутые выступления рвут шаблон.

Не всем надо звучать, как телеведущим.

Аудитория — многоголовое существо.

Здоровое волнение — ок.

Цель выступления — менять аудиторию, но в разумных пределах
Цель описывается глаголами: захотеть, понять, купить.

Слишком сильные приёмы — зло. Вокруг них ничего не запомнят.

Иногда надо просто продержаться.

Круто знать прошлое аудитории.

Лайфхак, чтобы убить волнение — кивнуть ведущему после представления, выдохнуть, перенести вес на другую ногу и оглядеть аудиторию.

Отделять абзацы носом — зло.

Структура:
Приветствие
Открывающая часть
Блок 1 (смысл + эмоции)
Блок ∞ (смысл + эмоции)
Заключение

Вопрос — продолжение работы над целью и работа с аудиторией.

Не бодаться со спрашивающим. Если он начинает — предложить обсудить в перерыве.

Управлять ситуацией.

Стоит идти?

Курс мне помог, я стал меньше волноваться и быстрее продумывать структуру ответа. На курсе классные упражнения, особенно понравилось представление своего страха. Мой похож на пульсирующий вязкий чёрный шарик с шипами.

Минусы: странная раздатка, которая легко рвётся.

На курс стоит идти ради практики и живого фидбэка от сокурсников и Екатерины Михайловой:

Советую курс «Ваш выход» всем, кто выступает.