5 января 2017, 17:00

«Продавец обуви» — Ф. Найт

★★★★★

Найт рассказывает историю создания «Найк».

Билл Гейтс включил её в число лучших книг за 2016 год.

Найт пишет о вдохновении, ошибках и отношениях с людьми. Прочитав книгу понял, что мир сотворили безумные идеи и ещё раз убедился в крутизне своих Найков. В них я пробежал полумарафон.

Книга понравится тем, кто любит читать биографии великих людей и истории создания великих компаний.

Модельный ряд Nike Air Max с 1987 по 2013 год

Купить на Озоне

Хайлайты
• Нравится вам это или нет, но жизнь — игра. Кто бы ни опровергал эту истину, кто бы просто ни отказывался сам играть, остается брошенным на обочине, а я этого не хотел. Не хотел этого сильнее, чем чего бы то ни было.

• Он носил очки с толстыми стеклами и читал книги. Хорошие книги. С ним было легко говорить и легко молчать — в равной степени важные качества друга.

• «Планы меняются». Картер усмехнулся: «Классная идея, Бак».

• Наше ощущение того, что надо следовать призыву carpe diem, усиливалось тем фактом, что мир подходит к концу. Ядерное противостояние с Советами нарастало в течение последних нескольких недель. Советы разместили три дюжины ракет на Кубе, Соединенные Штаты хотели, чтобы они их убрали оттуда, и каждая из сторон сделала свое окончательное предложение. Переговоры были закончены, и Третья мировая война могла начаться в любую минуту. Согласно газетам, ракеты начнут падать нам на голову уже в конце дня. Самое позднее — завтра. Мир превратился в Помпеи, и вулкан уже начал выплевывать пепел. Ну, что ж, каждый сидевший в дайв-барах согласился, что, когда придет конец человечеству, отсюда будет не хуже, чем из любого другого места, наблюдать за разрастающимися грибовидными облаками ядерного взрыва. Алоха, цивилизация.

• Солдат в ботинках — только солдат. Но в сапогах он становится воином.

• Набрать быстрый темп на первых двух кругах, третий круг пробежать что есть сил, а затем утроить скорость на четвертом. В его стратегии было что-то от идеологии дзен, потому что стратегия эта была невыполнимой.

• Вершкул потратил несколько месяцев на составление «расклада» — и в процессе написания перенес нервное расстройство. То, что должно было иметь, как предполагалось, форму краткого резюме, лаконичной сводки, раздулось как шар, превратившись в исчерпывающую историю, «Взлёт и падение империи „Найк“» на сотнях страниц. Она была длиннее романов Пруста, Толстого, но, в отличие от них, совершенно нечитабельна. У этой истории имелось даже название. Без малейшей иронии Вершкул назвал ее: „«Вершкул об американской продажной цене, том 1-й“. Когда вы думали о ней, когда вы действительно о ней задумывались, то, что вас действительно пугало, было как раз вот это упоминание в конце строки: том 1-й.
»
• Его совершенно не волновало, умрет ли он, пересекая финишную черту, главное — быть на ней первым.

• На повестке дня стояла покупка некоего механизма под названием «резиновая мельница». Вроде бы она могла бы нам помочь в изготовлении внешних и промежуточных подошв повышенного качества. Более того, Бауэрман хотел получить ее для проведения своих экспериментов, а моей политикой по-прежнему была ЧБП: Что бы Бауэрман ни Пожелал. Если бы Бауэрман подал заявку на танк «Шерман», сказал я Вуделлю, не задавай вопросов. Просто звони в Пентагон.

• Может, это не было сатори или кэнсё, но подействовало как мгновенное просветление. В мгновение ока.

• Я прикрыл глаза и настроил себя так, чтобы весь этот белый шум, обусловленный микрофонным эффектом, прокатился волной через меня. Я как бы пережил все переговоры, которые приходилось мне вести за всю свою жизнь вплоть до этого момента.

• Я думал о фразе: «Это просто бизнес». Никогда не бывает просто бизнеса. И никогда не будет. Если же он действительно станет просто бизнесом, это будет означать, что бизнес очень плохой.

• Г-н Хаями кивнул. «Видите бамбуковые деревья вон там, наверху?» — спросил он. «Да». «На следующий год… когда вы приедете… они будут на фут выше». Я широко раскрыл глаза. Я понял.

• Удача играет огромную роль. Да, я должен публично признать силу удачи. Удачливыми бывают спортсмены, удачливыми бывают поэты, удачливым бывает бизнес. Упорная работа критически важна, хорошая команда имеет решающее значение, ум и решимость — бесценны, но удача может решить исход. Некоторые, возможно, не называют это удачей. Они, возможно, называют это Тао, Логосом, Джнаной, Дхармой. Или духом. Или Богом. Скажем так: чем упорнее вы трудитесь, тем лучше ваше Тао.

• Дайте мне «Найк» или дайте мне смерть.


Отправить
На стену
Запинить